Damien Hirst

Искусство Дэмиена Хёрста затрагивает темы, идеи и чувства, фундаментальные для человеческого сознания. Темы, остающиеся непреложной истиной нашего существования, независимо от риторики и дискурса об искусстве как таковом. Хёрст работает с материями, предвосхитившими основы формальной истории искусства, вплоть до самых ранних проявлений индивидуального и социального бытия: стремление к красоте и эстетическая ценность драгоценных материалов; попытки личностного анализа и равные по силе потребность в тайне, очаровании и благоговейном страхе, где главное — осознание неизбежности смерти на любом из жизненных этапов.

Альтернативный взгляд на искусство Хёрста позволяет предположить, что пресловутая четкая граница между традиционной культурой, культурой глубинных основ, и постмодернизмом – культом поверхностного изображения – сильно размыта или не существует вовсе.
«В искусстве есть лишь одна идея. И у всего, что мы делаем — лишь одна причина. – говорит Хёрст, – Это поиск ответа на главные вопросы: для чего, где, что и кто. Откуда мы пришли, куда движемся и есть ли в этом смысл? Величайшие произведения всех времен именно об этом». «Я не хочу никому навязывать свои мысли. Я лишь хочу заставить вас думать – вместе со мной. Правильных ответов не существует, есть только вопросы, и я надеюсь, что эти вопросы помогут вам проложить свой путь сквозь тьму». Хёрст ведет непрерывный поиск среди пробелов в познании человеческой природы, словно готовя зрителя ко дню, когда придется столкнуться с глубинными страхами и идеей «физической невозможности Смерти в сознании живых».

Изображения черепов, так часто встречающиеся во всей истории искусства, снова и снова возникают в работах художника как символы тайны, сохранившейся благодаря своей невербальной мистической силе. Даже в форме китча, работы Хёрста по-прежнему являются объектом глубокого размышления и катализатором внутреннего диалога. Начав такой диалог с внешнего визуального толчка, зритель погружается в анализ собственных эмоций и постепенно приходит к новым, порой неожиданным для него самого выводам. В своей символической трактовке классического упоминания о смерти на пике красоты, художник признает: «Я одержим мыслями о смерти и бренности жизни, особенно своей собственной. А свое искусство ты посвящаешь именно тем вещам, которыми одержим».

Для создания эффекта храмового витража в своих картинах Хёрст использует цветные крылья тропических бабочек. Ошеломляющая симметрия его работы Rose Window, созданной металлизированной краской с использованием бабочек на холсте, хрупкость и яркие цвета которой легли в основу круглой орнаментальной мозаики, точно воспроизводит средневековое окно-розетку Даремского собора. Этот повторяющийся в истории искусства образ – бабочка как символ души – символизирует хрупкость и недолговечность красоты жизни в целом.
Яркие холсты, инкрустированные бабочками, бриллиантами и драгоценными камнями, – смесь изящности и глянцевого блеска западной культуры потребления, отражают трагедию тонких взаимоотношений между конечностью бытия, сознанием и красотой.

Используя отдельные предметы как часть целого, Хёрст создает единый сложный организм, где ставит под вопрос ценность каждого элемента, и возможность определения художественной значимости таблетки, бриллианта или пятна краски. Его артистическое видение мира передается зрителю, заставляя задуматься над глобальным вопросом о сути концептуального и визуального искусства и его воздействии на сознание человека.

Работы Хёрста в технике Spot painting породили множество дискуссий в мире искусства сразу после их появления в середине 1980-х. Пятна характерных цветов расположены на холсте в виде упорядоченной сетки; четкая схема предполагает наличие цветовой последовательности и структуры, однако при взгляде на картину, возникает ярко выраженное внутреннее ощущение хаоса. Художник объяснил этот феномен отсутствием желаемого взаимодействия цветов: «Если пристально смотреть на любую из картин этой серии, происходит странная вещь: повторяющихся цветов слишком мало, поэтому исчезает гармония. В нашем сознании мы привыкли выделять аккорды одного цвета и сочетать их с аккордами других цветов – это необходимо нам для создания упорядоченного смысла. Здесь этого не происходит. Поэтому каждая картина наполнена подсознательным чувством беспокойства; при этом цвета настолько яркие, что его трудно ощутить, но все-таки оно есть». Именно эта техника дала художнику желанный контроль над цветом: «Моими проблемами в живописи были цвет и поиск структуры, на которую я мог бы его нанести. Мог бы контролировать его, вместо того, чтобы позволить ему контролировать меня. Когда мне это удалось, у меня больше не возникало проблем с цветом».

«Как у меня возникла идея стеклянных ящиков? Мне всегда нравилась живопись Бэкона. И меня всегда привлекало стекло как что-то опасное, заставляющее тебя держаться на расстоянии. Оно прозрачное, но в то же время твердое. Меня всегда захватывала эта идея. Я использовал стекло в своих «Медицинских кабинетах» (Medicine Cabinet), и мне нравилась идея использования стекла не в качестве рамы для картин, а для создания произведения искусства …»
Д. Херст.

Детальное внимание и эмоциональный подход в выборе каждого элемента, символическая ценность материалов, используемых художником для создания работ, и техника воздействия на глубины подсознания зрителя, ставят искусство Дэмиена Хёрста в один ряд с игривой интеллектуальностью Марселя Дюшана и грубой материальностью человеческого тела в изображениях Фрэнсиса Бэкона.
Основатель и лидер движения Young British Artists, подарившего миру искусства 90-х новую генерацию прославленных британских художников, Хёрст вписал свое имя в историю мирового искусства, представляя свои работы в ведущих мировых музеях и арт-институциях: Tate Gallery (Лондон), Museum of Modern Art (Нью-Йорк), Stedelijk Museum (Амстердам), Fondazione Prada (Милан), Israel Museum (Иерусалим), The Broad Museum (Лос-Анджелес).

Damien Hirst

  • Damien Hirst  - The rose window, Durham Cathedral

    The rose window, Durham Cathedral
    2008
    Butterflies and metallic paint on canvas in artist’s frame
    299.2 x 299.2 x 15 cm

  • Damien Hirst - Claustrophobia / Agoraphobia

    Claustrophobia / Agoraphobia
    2008
    Gas masks, glass, stainless steel and surgical instruments
    Diptych 240 x 122,5 x 30,1 cm – each part
    Overall installation 240 x 306.1 x 30.1 cm

    Exhibitions:
    Mystifiers, NCCA, Moscow: Feb - Mar '16

  • Damien Hirst  - Tetrachloroauric acid

    Tetrachloroauric acid
    2008
    Household gloss and enamel paint on canvas (spot size three inches)
    175.3 x 271.8 cm

    Exhibition:
    Damien Hirst. Tate Modern, London: 4 Apr - 9 Sep 2012

    Catalogue:
    Damien Hirst. Tate Modern, London, 2012

  • Damien Hirst - Something must break

    Something must break
    2008
    Plexiglass and suture equipment
    180 x 92 x 36 cm